©2020, XYZ School. Все права защищены.
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Блог xyz school

Ёситака Амано — главный художник Final Fantasy

Автор: Юрий Кулагин

Все 30 лет своего существования серия Final Fantasy была полем экспериментов. Менялись механики, сюжеты, визуальный стиль — разработчики придерживались концепции «последней фантазии», согласно которой следующая часть не должна походить на предыдущую. Но неизменным оставался главный художник серии — Ёситака Амано.

Его работы ещё с первой части Final Fantasy всегда выделялись на фоне конкурентов. Созданные им утончённые образы и будто парящие в воздухе персонажи были совсем не похожи на то, что игроки привыкли видеть на обложках RPG.
Обложка первой части Final Fantasy, художник — Ёситака Амано [источник]
Имя Ёситака Амано у многих до сих пор ассоциируется именно со знаменитой серией jRPG, хотя уже больше двадцати лет художник создаёт для неё только логотипы, обложки и промо-арты. Созданный им стиль запоминается и задаёт Final Fantasy единую атмосферу, но сам Амано уже давно пробует себя во всех попадающихся под руку стилях, жанрах и техниках.

Разбираемся, как Ёситака Амано пришёл к своему фирменному стилю, какой вклад внёс в серию Final Fantasy, и над чем успел поработать ещё.
Ёситака Амано [источник]
Первые наброски

В детстве Амано часто обижали сверстники: он не был спортивным мальчиком, а в его деревне среди молодёжи ценилась именно грубая сила. Не найдя общего языка со сверстниками, Амано начинал рисовать. Он уходил в это дело с головой, часто даже отказываясь от прогулки с друзьями ради рисунка. Родители, правда, не одобряли увлечений сына, но и не пытались ему мешать.

В 14 лет Амано поехал навестить друга в Токио, и заодно зашёл на экскурсию в студию анимации Tatsunoko, чтобы посмотреть, как работают профессиональные художники. Амано так поразил рабочий процесс в студии, что он прямо там набросал несколько эскизов и оставил на столе. А спустя несколько дней молодому художнику позвонили из Tatsunoko и предложили работу. Тогда он и понял, что рисование может стать его карьерой. Работа шла хорошо, и в 15 лет Амано решил посвятить рисованию всю свою жизнь.
Офис Tatsunoko Production [источник]
Правда, поначалу о громкойдолжности «дизайнер персонажей» он и не мечтал. Амано лишь анимировал других художников — для новичка в студии не было особых возможностей для роста. Тем не менее, юный Амано справлялся со своими задачами отлично, и однажды руководство решило дать ему шанс попробовать себя в дизайне персонажей.

Ёситака Амано, художник:

Меня посадили в «секретную комнату» и сказали создать персонажа. Нельзя было выходить, пока работа не будет завершена. За последовавшие годы я нарисовал ещё много героев. Та «секретная комната» в итоге стала моим рабочим кабинетом, а я сам — дизайнером персонажей.

источник
Science Ninja Team Gatchaman [источник]
Speed Racer [источник]
Genesis Climber Mospeada [источник]
Hurricane Polymar [источник]
Работа в Tatsunoko была для Амано незаменимым источником вдохновения и опыта. Во время работы в студии художник поучаствовал в создании культового персонажа Гачамена, а также работал над аниме Speed Racer, Genesis Climber Mospeada, Hurricane Polymar.

Но уже в двадцать лет Амано осознал, что не сможет расти как художник, если будет заниматься только дизайном персонажей. А в тридцать — решил уйти из Tatsunoko. Художник захотел отправиться в «свободное плавание», попытаться зарабатывать на хлеб небольшими заказами и попробовать себя в самых разных жанрах — подход, который потом отразится на всём творчестве Амано.

Ёситака Амано, художник:

Уход из студии дал мне возможность работать над чем угодно — научно-фантастическими сюжетами, фэнтези, различными иллюстрациями. В том числе и над видеоиграми.

[источник]

Обложка Final Fantasy II [источник]
Последний фантазёр

В своём стремлении попробовать все возможные формы художественного ремесла Ёситака Амано добрался и до видеоигр. Как-то его пригласили в США на неделю, чтобы нарисовать иллюстрации к одному проекту для аркадных автоматов. Названия игры Амано уже и не помнит, но точно знает, что она напоминала Dragon's Lair. Процесс работы над видеоигрой художнику пришёлся по душе.

Примерно в то же время геймдизайнер Хиронобу Сакагути решил создать ролевую игру своей мечты, а заодно составить конкуренцию Dragon Quest. Над последней работал известный мангака Акира Торияма, поэтому для проекта, который в итоге получит название Final Fantasy. требовался не менее талантливый художник. Сакагути обратил внимание на Амано благодаря обложкам фэнтези-романов, популярных в те годы — да, этим художник тоже успел позаниматься.
Обложка книги из цикла «Сага о Гуине», художник — Ёситака Амано [источник]
Художник загорелся идеей, но не совсем понял задумку Сакагути. Сперва он захотел нарисовать персонажей игры в восьмибитном стиле — так, чтобы рисунки можно было сразу превратить в игровые спрайты. Но когда ему объяснили, что нужно проигнорировать технические ограничения NES и нарисовать героев так, как их представляет сам Амано, художник дал волю фантазии.

Свою задачу Амано даже перевыполнил — он нарисовал персонажей первой Final Fantasy в полный рост со множеством деталей. Но образы требовали какого-то контекста, поэтому на одном лишь портрете художник не останавливался.
Концепт-арт Final Fantasy, художник — Ёситака Амано [источник]
Ёситака Амано, художник:

Сперва я рисовал персонажа. Потом начинал думать об истории, которая окружает этого персонажа, в какой атмосфере он живёт. Так выстраивались сюжеты. А когда эти идеи визуализировались, получалась игра.

источник


Работая над первыми шестью частями серии, Амано придумал правило «70/30»: он настаивал, чтобы 70% картинки на экране всегда были «из-под его пера». Остальные же 30% отдавал другим художникам. Художник стремился подчинить своему стилю большую часть игры.
Final Fantasy [источник]
За дизайн игровых чудовищ тоже отвечал Амано. Художник относился к монстрам так же, как к главным героям — стремился проработать даже мельчайшие детали, создать каждому уникальный и узнаваемый облик. Получившиеся из его рисунков спрайты противников обязаны своей дотошной прорисовкой именно первоначальным рисункам. В результате видение Амано определяло облик игры.

Ёситака Амано, художник:

В первых четырёх частях серии меня просто просили придумать и нарисовать что-то. Например, мифическое чудовище Бахамута. Он, кстати, известен за пределами Японии как существо с овечьей мордой. Но я этого не знал, поэтому мне в голову пришёл механический дракон — в таком облике я Бахамута и изобразил. Теперь в Японии все, услышав имя Бахамут, представляют себе не овечью морду, а дракона.

источник

Концепт-арт Бахамута для Final Fantasy, художник — Ёситака Амано [источник]
Но уже в пятой и шестой частях творчество Амано решили взять под контроль. Вместо полной творческой свободы разработчики выдавали художнику готовое описание существа или героя, от которого тому нужно было отталкиваться.

А в 1994 году Амано делегировал большую часть своих обязаноостей другому художнику Square — Тэцуи Номуре. В Final Fantasy VII именно он отвечал за дизайн персонажей и монстров, в то время как Амано впредь рисовал для серии художественные портреты и промо-иллюстрации. Не в последнюю очередь замена была вызвана сменой технологий. «Воздушный» дизайн Амано подходил плоским спрайтам, но вот на простейших угловатых 3D-моделях более резкий и чёткий стиль Номуры смотрелся лучше.
Концепт-арт Final Fantasy, художник — Ёситака Амано [источник]
Ёситака Амано, художник:

Я думаю, что самым важным изменением, что произошло с Final Fantasy, был переход на платформу PlayStation. До этого я всегда отвечал за дизайн персонажей, но в FF VII мы решили взять работы художника Square Тэцуи Номуры. Серия получила совершенно новый облик. Я тогда сразу подумал, что на этот раз смогу немного расслабиться. Так как я начинал с работы аниматора (а анимация предполагает работу с рисунками других художников), оттолкнуться от дизайнов Номуры мне было совсем не сложно. Но его задумки я представил в собственном стиле, хотя персонажи седьмой части и не выглядели реалистично.
источник

Начиная с седьмой части роль Ёситаки Амано в создании Final Fantasy уменьшалась с каждым годом. За ним остались закреплены обложки, ключевые арты и логотипы. Остальная художественная часть каждой игры серии создавалась другими художниками. Но из-за рисунков Амано, красующихся на обложках новых Final Fantasy, многие считают, что именно он до сих пор отвечает за облик игр.
Обложка Final Fantasy VIII, художник — Ёситака Амано [источник]
Обложка Final Fantasy XIV, художник — Ёситака Амано [художник]
Промо-арт Final Fantasy XV, художник — Ёситака Амано [источник]
Ёситака Амано, художник:

В последнее время мне просто присылают уже готовых персонажей, а Square Enix просит «можешь нарисовать их в своём стиле?». Честно говоря, поначалу я даже не представлял, что они имеют в виду. А потом понял — Square Enix хочет, чтобы я добавил образам «привкус Final Fantasy», чтобы новые персонажи всё ещё смотрелись как персонажи единой серии.
источник

Последними играми серии, над которыми Ёситака Амано работал более углублённо, были мультиплеерные Final Fantasy XI и XIV — художник разрабатывал для них карту мира. Ещё к нему обращаются для создания тематических рисунков и ярких картин, приуроченных к важным для серии датам. Но, несмотря на то, что его больше не приглашают на постоянную работу в Square Enix, он до сих пор не прочь вернуться к созданию уникальных персонажей.
Фрагмент карты мира Final Fantasy XI, автор — Ёситака Амано [источник]
Ёситака Амано, художник:

Если бы меня попросили, я бы вернулся к созданию персонажей для Final Fantasy. Это ведь даже легче, чем рисовать ключевые арты. Как-то меня попросили нарисовать постер к 25-летию серии — на нём должны были быть изображены все герои с I по XIII части. Это было непросто! Многих персонажей я уже позабыл, поэтому мне пришлось вспомнить, как выглядели герои старых частей и убедительно повторить эти образы. Оригинальные образы рисовать проще.
источник

Стиль

Стиль Ёситаки Амано уходит корнями в три важных периода его творчества: детство, работа в студии анимации Tatsunoko и годы «свободного творчества».

В молодости Амано восхищался сразу несколькими стилями живописи и рисования. Его завораживали обложки американских комиксистов за авторством Нила Адамса и расстраивали более скучные иллюстрации на самих страницах. Стиль русских ориенталистов интересовал его так же сильно, как психоделический арт и старые японские гравюры. Наконец, отдельное место среди интересов Амано занимал европейский стиль арт-нуво — в частности, работы Альфонса Мухи и Густава Климта.

В студии Tatsunoko Амано по-новому взглянул на динамику рисунка. Работая над аниме «Спиди-гонщик», художник научился изящнее передавать движение в статичных иллюстрациях. А позже, уже в статусе дизайнера персонажей, начал сразу создавать героев так, будто те готовы сорваться с места.

После ухода из студии Амано начал работать над выработкой собственного «почерка», стараясь совместить всё, чему научился во время работы, и то, что вдохновляло его в детстве. Из-за того, что художнику всегда было интересно пробовать что-то новое, в его стиль добавился третий компонент — многогранность. Новые образы, заказы и даже художественные техники всегда вдохновляли Амано на новые работы.

Ёситака Амано, художник:

Во время работы над седьмой Final Fantasy меня очень завораживала техника трафаретной печати. И, раз уж сама игра менялась благодаря новым технологиям, я решил, что и мне пора попробовать что-то новое. Поэтому обратился к трафаретной печати и литографии.
источник
Промо-арт Final Fantasy VII, художник — Ёситака Амано [источник]
В творчестве художника регулярно проявляются японские мотивы, — даже когда он работает в жанре стимпанка или «классического» фэнтези. Например, в Final Fantasy VII штаны Клауда Страйфа подозрительно напоминают хакаму — традиционные японские штаны VI века. Впрочем, только японской культурой дело не ограничивается — художник любит путешествовать, впитывая в себя локальные аспекты разных стран и народов. Поэтому в его работах та же хакама вполне может уживаться с арабским тюрбаном.

Ёситака Амано, художник:

Благодаря тому, что я работаю со студиями по всему миру, я могу вдохновляться сразу очень многим. Побывав в Нью-Йорке, я набрал идей для своего комикса Yoshitaka Amano's HERO, а в Париже — для небольших стилизованных иллюстраций. Я бы хотел, чтобы у меня были студии в каждой стране на свете, чтобы я мог приезжать и вдохновляться.
Ещё я очень хочу отправиться в кругосветное путешествие на год или два, взять с собой альбом и рисовать. И в этом путешествии я не буду оставаться в отелях — ведь смысл в том, чтобы найти вдохновение. Лучше уж я засну в парке, побуду там немного и впитаю атмосферу.
источник
Yoshitaka Amano's HERO [источник]
Многие фанаты полюбили Амано за сложные, насыщенные цветом и динамикой рисунки. Если он рисует одного персонажа — то тот обязательно должен быть с окружением, если пейзаж — то чтобы от края до края. А когда художник заинтересовался недавно появившейся 3D-печатью, одной из первых его скульптур стала трёхметровая пантера.

Но в то же время Амано любит и простые формы. Например, в серии Final Fantasy ему больше всего нравятся слаймы и бомбы — весьма незатейливо нарисованные чудовища. А любимым персонажем он до сих пор считает стильную, но не вычурную Терру Брэнфорд из шестой части.
Слайм в Final Fantasy XII [источник]
Бомбы в Final Fantasy IV [источник]
Концепт-арт Терры Брэдфорд к Final Fantasy VI, художник — Ёситака Амано [источник]
Сторонние активности

Ёситака Амано, художник:

Лучший способ расслабиться — это больше работать. От рисования я никогда не хочу отдохнуть. Если я устаю от прорисовки особенно детализированного персонажа, то просто сажусь за другой стол и делаю цветные наброски. Так и отдыхаю.
источник

Такой подход к понятию «отдых» неизбежно ведёт либо к рутине, либо к продуктивности. Ёситака Амано пошёл по второму пути. За 60 лет художник успел поработать над книгами, комиксами, аниме, мангой, а ещё провёл много выставок и издал несколько альбомов со своими работами.
Обложка ранобэ Vampire Hunter D, художник — Ёситака Амано [источник]
Спустя примерно год после ухода из Tatsunoko Амано начал работу над ранобэ Vampire Hunter D. Фирменный стиль художника приобрёл новые оттенки — весьма мрачное произведение требовало соответствующей палитры, поэтому Амано активно экспериментировал с тенями и контрастностью.

Эти же эксперименты потом сильно помогли художнику в работе над рассказом Нила Геймана Sandman: The Dream Hunters. К нему Амано нарисовал обложку и иллюстрации, а с самим писателем потом ещё не раз сотрудничал.
Обложка Sandman: The Dream Hunters, художник — Ёситака Амано [источник]
В рассказе мифология оригинального «Сэндмена» совмещалась с восточной мифологией. Поэтому рисунки Амано, работавшего на стыке традиционной японской живописи и европейского модерна, отлично вписались в комикс. Произведение даже выиграло премию Брэма Стокера в номинации «Комикс, графический роман или иллюстрированный рассказ».

В 1985 году Ёситака Амано стал соавтором истории полнометражного аниме «Яйцо ангела». Мультфильм называли «ранним шедевром символистского кинематографа» и «поэтической меланхолией».
«Яйцо Ангела», дизайнер персонажей и арт-директор — Ёситака Амано [источник]
В 2008 году Амано адаптировал «Волшебную флейту» Моцарта под формат иллюстрированной книги. Причём на этот раз художник попробовал себя ещё и в роли писателя — его кисти принадлежит как рисованная, так и текстовая части произведения.
Обложка Mateki: The Magic Flute, художник — Ёситака Амано [источник]
Ёситака Амано вообще часто черпал вдохновение в музыке. Ещё во времена работы над второй частью Final Fantasy, рисуя Императора Матеуса, художник вдохновлялся Королём Гоблинов в исполнении музыканта Дэвида Боуи из киномюзикла «Лабиринт». А в 2004 году Амано нарисовал уже самого Боуи для ещё одного рассказа Нила Геймана — «Возвращение Тонкого Белого Герцога».
Концепт-арт Императора Матеуса из Final Fantasy II, художник— Ёситака Амано [источник]
Дэвид Боуи в фильме «Лабиринт» [источник]
Дэвид Боуи в образе Тонкого Белого Герцога, художник — Ёситака Амано [источник]
В 2013 художник запустил совместную выставку работ вместе с японским рок-музыкантом HYDE. Два творца сошлись на почве того, что персонажи рисунков Амано и текстов певца обитают в похожей атмосфере, поэтому идея сделать их героями одной серии произведений выглядела многообещающей. Сам HYDE согласился побыть главной моделью.

Все рисунки были объединены общим сюжетом: в Японии будущего, общество которой погрязло в дискриминации и предрассудках, раздвоившаяся душа человека борется сама с собой.
HYDE, художник — Ёситака Амано [источник]
***
«Главный художник Final Fantasy» уже давно переключил своё внимание на другие жанры и форматы искусства. Да и в тех играх серии, надо которыми Амано работал более плотно, его работы трудно оценить по достоинству. В первый раз игрок их видит, когда смотрит на обложку игры, во второй и в последний — когда изучает описание на задней стороне диска или картриджа.

В более выгодном положении оказываются только владельцы многостраничных официальных гайдов — в них иллюстраций Амано, как правило, гораздо больше. Но ещё больше их за пределами игр серии Final Fantasy — в других жанрах и форматах. Сейчас художнику 67 лет, но сбавлять темп Амано не собирается.

Ёситака Амано, художник:

Всё, чего я хочу — это продолжать рисовать. Я всегда рад, если мне предлагают поработать над чем-то новым и незнакомым. Я постоянно пробуя что-то новое, и благодаря этому у меня появляется шанс создавать интересные работы. Мне нравится непредсказуемость, поэтому я не планирую ничего на будущее. У меня даже нет строгого рабочего графика.
источник
Концепт-арт Final Fantasy X, художник — Ёситака Амано [источник]
Понравилась статья?
Хочешь получать лучшие статьи
от XyZ раз в неделю?
Подпишись на рассылку XyZ
Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с условиями обработки данных